Ирина, дочь дипломата, успешно работавшего в советское время, затем продолжившего карьеру на Украине, где он остался после развала СССР, закончила исторический факультет МГУ. Она свободно владела английским и немецким языками, работала как в Европе, так и в США, и вышла замуж по большой любви за талантливого математика Максима.

Используя связи отца Ирина за рубежом, Максим стал одним из соучредителей бизнес-структуры, которая активно развивалась как в России, так в Канаде и США. Доходы росли. Семья процветала, родились дети – дочь и сын. Максим был любящим мужем и примерным отцом. В Москве была куплена дорогая недвижимость элит-класса – квартира площадью 200 метров в Северо-Западном округе Москвы. Семья начала строить загородный дом.

Положение изменилось после смерти в 2005 году отца Ирины.

Дальше развитие истории до тошноты банально. И в советское время были молодые люди, успешно делавшие свою карьеру, женившись на дочерях высокопоставленных чиновников. В театр «Сатиры» даже шёл спектакль «Гнездо глухаря» о таком чиновнике и его зяте, главную роль в котором успешно исполнял Анатолий Папанов.

Максим стал проводить время в дорогих ресторанах и казино. Но в отличии от героя спектакля, он не женился второй раз на дочери ещё более высокопоставленного чиновника, а стал изменять Ирине с кассиршей казино Нюсей из Твери, на которой впоследствии и женился.

Неожиданно в 2006 г. летом  из   сейфа  в квартире исчезли семейные накопления в  размере 80 000 долларов США.  Ирина обратилась к Максиму за разъяснениями.  Он объяснил, что деньги находятся в сейфе его  корпорации,  и он считает, что деньги  семьи там в большей безопасности.

В начале 2007 года адвокат нанятый Максимом прислал Ирине письмо, в котором сообщил ей, что Максим намерен с ней развестись. Он вывез из квартиры не только личные вещи, но и дорогую технику, эксклюзивные предметы интерьеры, с угрозами запретил Ирине даже помышлять о том, чтобы разделить бизнес, созданный в период брака в России и США — он счел, что бизнес,  построенный  в браке и основанный во многом на связях и репутации отца Ирины, исключительно принадлежит ему.

Бизнес давал  ему немалые доходы и до определенной степени освобождал его от  острой необходимости  вести активную трудовую деятельность. Максим не только счел   доходы от бизнеса  принадлежащими  только ему, но и потребовал  отдать ему земельный участок ,  где началось строительство загородного дома, все  общие  деньги семьи, океанский катер , которым он держал на причале в порте Дана Поинт для  его океанских рыбалок,  сверх этого потребовал от Ирины заплатить миллион долларов, так как знал, что она получила часть наследства своего отца.

Только на  вышеперечисленных   условиях Максим выражал согласие  позволить  Ирине и свои  и детям проживать в квартире. И то  только при «хорошем » поведении Ирины и детей.

Ирина пыталась призвать его к Совести и просила,  что бы он попытался отказаться от соблазна действовать формально, в обход здравого смысла и законов , попирая в том числе и моральные и нравственные принципы. Сыну необходимо было общение с отцом, дочь находилась в депрессивном состоянии из-за конфликта родителей и винила в нём не только отца, но и мать, считая её слабой и не способной защитить интересы детей.

В момент фактического  развода дети были несовершеннолетними. Им  нужна была всесторонняя поддержка. Ирина же не нуждалась в материальной поддержке мужем, была востребованным специалистом со сложившейся профессиональной репутацией, легко зарабатывала деньги без его участия.

Однако, Ирине необходимо было защитить права детей, создать им необходимые условия для учёбы и развития, и как человек с педагогическим образованием, опытом преподавания истории и антропологии, более, чем кто-либо другой это осознавала.

К сожалению, Ирине попались недобросовестные адвокаты, вступившие в сговор с её мужем, ей не удалось разделить бизнес и зарубежные активы. Осталась квартира и земельный участок с недостроенным домом. Но и это не устраивало её мужа и его новую жену,Нюсю из Твери,  которая заполучив мужа Ирины, хотела заполучить и всё то, что семья  приобрела в браке до последней плошки и поварёшки.

Сначала Максим с Нюсей сами попытались выжить Ирину из квартиры, в которой после развода её и детям принадлежало ¾ доли в праве – приходили в её отсутствие, вывозили и портили её личные вещи, в том числе коллекцию картин, приобретённую до брака, семейные фотографии, подарки дорогих и значимых для неё людей.

Новоиспечённая семейная пара выбрасывала платья и шубы Ирины из шкафов, швыряя  на них использованные презервативы, везде оставляла следы своей интимной близости, зная о том, что Ирина искренне любила своего мужа и для неё это будет пыткой.

Затем последовали обычные рейдерские действия.

Бывший муж  пришел  в квартиру поздно вечером , когда Ирина уже  спала. Вместе с своим персональным водителем  он  открыл дверь своим ключом, прошёл на кухню, открыли принесенные с собой бутылки с пивом, и стали громко кричать , приглашая  Ирину из спальни для разговора.

Максим сообщил ,что его жена забеременела от него, в связи с чем ему уже  срочно нужен миллион долларов. Он требовал от Ирины помощи в материальном обеспечении его жены Нюси, нуждающейся в миллионном уходе в процессе беременности. Ирина предложила компенсировать ему стоимость его ¼ доли в квартире по справедливой рыночной цене, которая, конечно была во много раз меньше миллиона долларов.

Продолжая неумеренно  употреблять  пиво из принесенных  пивных бутылок, Максим заявил, что Ирина напрасно возражает  ему. Ибо дальше её  ждет  трагическое будущее, которое он ей создаст за то, что она считает,  что Максим не должен  строить свое счастье на несчастье  и неблагополучии их  собственных родных детей и матери его детей, Ирины.

Не добившись от Ирины миллионной выплаты на содержание своей второй жены, Максим заявился поздно вечером следующего дня. На этот раз с ним было несколько странного вида мужчин, которые держали в руках дрели, шнуры и  прочие  странные предметы.

Ирина наблюдала эту странную компанию из 5 человек  в глазок.  Это был первый и единственный раз , когда она не впустила бывшего супруга в квартиру, испугавшись количества странных мужчин, пришедших  поздно вечером. Ирина вызвала полицию и открыла дверь только тогда, когда приехала полиция.

Как выяснилось, мужчины, пришедшие с Максимом   в этот поздний вечер оказались  известными по телевизионным передачам, интернет-сообщениям  и  СМИ адвокатами, занимающиеся квартирным рейдерством и персональный водитель Максима.

Данные граждане начали вести себя агрессивно, странно, бегать по квартире с дрелями, и инструментами и проводами. Хватали Ирину, не давя ей передвигаться по квартире, открывали шкафы и с любопытством  разглядывал вещи, нисколько не реагируя на возражения Ирины. И при этом они настойчиво требовали от неё в грубой форме  отказа от преимущественного права покупки доли в этой квартире.

Адвокатишки озвучивали Ирине  информацию о том что , поскольку в данном жилье права пользования не определяются, ввиду того что в государственном бюро технической инвентаризации  квартира  была   изначально оформлена как  однокомнатная студия, и перепланировка квартиры в четырёхкомнатную не зарегистрирована, то скоро они, смогут пользоваться всей этой квартирой.

Через некоторое время  после этого события, оказалось, что Максим, проживающий давно по иному адресу, якобы  « подарил» свою долю в квартире,  этим двум адвокатишкам с третьим подельником.

Это был типичный приём квартирных рейдеров. Они берутся за создание невыносимых условий проживания для совладельцев, склоняя их к кабальной сделке в течение года. Незадолго до окончания годового срока, заказчик, в данном случае Максим, подаёт в суд на признание сделки недействительной, так как он не получил требуемой суммы за долю, рейдеры признают иск и доля возвращается назад.

Суд признал договор дарения недействительным, так как между Максимом и рейдерами-адвокатишками была договорённость о выплате 6 миллионов рублей за долю, которые «одаряемые» так и не заплатили.

Однако, рейдеры уже после решения суда признавшим недействительность сделки, продолжали жить в квартире Ирины и пользоваться ею полностью в более двух лет, до тех пор, пока что она не подала в суд иск об их выселении.

Ирина же всё это время не могла войти в захваченную рейдерами квартиру, она и её дети вынуждены  были   жить где придётся: у родственников, на съёмных квартирах, затем уехала на Украину к родственникам, Ирина устроилась на работу в Германию.

За это время дочь выросла, стала совершеннолетней, уехала учиться в США. Её отец Максим и там пытался её достать – к ней явились его посланцы и предложили подарить им принадлежащую ей  ¼ долю в квартире. Отношения дочери с Ириной по-прежнему остаются напряженными. Девочка считает, что Ирина должна была сохранить брак, в котором дети до развода родителей были счастливы.  Возможно, повзрослев, она поймёт, что это было невозможно.

Сыну ещё нет 18 лет. Он не хочет знать отца и слышать про него.

Алименты Максим не платил, только спустя несколько лет в судебном порядке удалось получить от него требуемую сумму  в судебном порядке.

Семейные связи даже детей и матери, которая всё это время заботилась о них и пыталась смягчить удары после развода, подточены конфликтом родителей и поведением отца, для которого существует только вторая семья.

Граждане России – Ирина и её дети не живут в России, государство в лице судов, полиции, прокуратуры не смогла защитить её права и права её детей. Под защитой государственных правоохранительных структур оказались квартирные рейдеры и плохой отец.

Максим сегодня банкрот.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Записи