Москва безразмерная! Звон колоколов……

Квартирные рейдеры в Москве разбушевались. Интернет кишит объявлениями о том, как дёшево и сердито мигрантам получить регистрацию в Москве, а заодно и стать собственниками недвижимого имущества.
Всё удовольствие стоит от 90 до 110 тысяч рублей.
Покупают или оформляют через дарение микроскопическую долю в праве на квартиру, Росреестр выдаёт свидетельство о собственности – и ты москвич с регистрацией, можешь пользоваться поликлиниками, детскими садами, школами, да и пенсию потом получить московскую с бесплатным проездом по городу.
А начиналось резкое обрезинование Москвы с закона о «резиновых» квартирах, вступивший в силу в 2014 году, который инициировал президент Путин, вроде бы для того, чтобы этого не было. Но случилось всё наоборот.
По этому закону собственник жилого помещения уже не может прописывать у себя в квартире бесконечное количество граждан. Также, если после проверки может оказаться, что прописанные граждане реально в квартире не живут, то собственнику грозит штраф в размере от 100 тысяч до 500 тысяч рублей или даже лишение свободы сроком до трёх лет.
Под фиктивной регистрацией в законе понимается регистрация граждан на основании предоставления заведомо ложных сведений или документов или регистрация без намерения нанимателя жилого помещения предоставить его для проживания.
В общем, после принятия закона о «резиновых» квартирах регистрацию стало сделать крайне сложно — мало кому из хозяев квартир хочется сидеть или платить крупный штраф за «левую» регистрацию.
Но уже давно, почти 15 лет, существовал другой способ быть зарегистрированным в Москве, через покупку или дарение доли в квартире. К 2014 году это уже был крупный теневой бизнес, который был определён как «квартирное рейдерство», одна из разновидностей рейдерства вообще. Этот бизнес обслуживается Росреестром, судами, полицией, прокуратурой, следственным комитетом.
Вот только конкурентами этого бизнеса были нехорошие москвичи, которые регистрировали у себя мигрантов и приезжих из других регионов нашей по-прежнему необъятной Родины.
Закон о «резиновых» квартирах Путина убрал этих и без того слабеньких конкурентов квартирных рейдеров. И рейдеры приступили к продаже накупленных за 15 лет невыделенных в натуре долей в квартирах москвичей, путём их бесконечного дробления. И деньги есть, и можно продолжать издеваться над упорными москвичами, которые не желают идти на условия рейдеров и практически даром отдавать свои доли в квартирах или выставлять всю свою бывшую отдельную квартиру на продажу, фактически оставаясь и без жилья и без денег.
Полным ходом в Москве идёт подселение в отдельные квартиры мигрантов, многодетных семей из азиатского региона бывших союзных республик, многодетных семей из регионов России, как правило, неблагополучных. Используются и дети, взятые напрокат из детских домов (рейдеры давно имеют там хорошие связи).
Появились даже «виртуальные» дети, которых не существует, но существуют документы о них, и они регистрируются в Москве как собственники долей.
Впрочем, подселяются также бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов, семьи-прокладки, которых рейдеры перевозят из квартиры в квартиру, в задачу которых входит физическое и психическое насилие над бывшими хозяевами квартир. На рейдерских сайтах и цена вывешена за вскрытие дверей в квартиры, физическое давление на проживающих там людей, за переговоры с полицией – 50 тысяч рублей. Полиция за такую же сумму оказывает услуги хозяину квартиры, чтобы отогнать рейдеров.
Даже российскому крепостнику не приходило в голову подселять в избу к одним семьям другие семьи крестьян. У большевиков – расселение коммунальных квартир и строительство отдельных квартир всегда было задачей номер один.
Незабвенный Владимир Ильич в тяжелейшие времена разрухи и гражданской войны, когда пришлось начать подселение людей в квартиры, разработал рекомендации, как вежливо разъяснять людям, почему это делается, как сделать так, чтобы это было безболезненно для хозяев жилья. Даже в эти тяжелейшие для страны годы минимальная площадь на человека была 5 квадратных метров. Сегодня в России это может быть 20 сантиметров.
Для сравнения на западе на одного человека полагается — 50-60 метров, для семьи – формула n+1, то есть на каждого члена семьи по одной комнате плюс одна общая для всех. Если в тюремной камере, на человека приходится менее 7 метров, то это приравнивается к пыткам.
Понимаю, что сегодня непопулярно приводить в пример запад, но для всех людей во всём мире свой дом сакральное понятие. Все революции начинались с недовольства народа плохими жилищными условия и во все времена являлись одной из основных причин, приводивших к взрыву недовольства населения.
До российских же чиновников вообще не доходит вся безнравственность и дикость положения со вселением посторонних граждан в отдельные квартиры и даже комнаты. Исчезли такие понятия как семья и отдельная квартира. У нас теперь, как сказали чиновники Росреестра, есть только два понятия – жилое и нежилое помещение. Под жилым помещением для народа считается исключительно ночлежка с нарами.
Путин сказал, что «закон не может быть безнравственным». Оно и понятно, как юрист он знает одну из формулировок понятия «закон» — закон это закреплённая нравственная норма народа.
Чиновники всех уровней и народ – это видно абсолютно разные особи рода человеческого с разными представлениями о нравственности. Логично было бы заменить их на тех, которые бы разделяли понимание народа о нравственности, семье, доме, личном пространстве, качестве и уровне жизни в стране, которая в своей Конституции записала то, что она является социальным государством.
И право собственности, закреплённое бумажкой, которую выдаёт Росреестр, не может перечёркивать все остальные права человека. В таком случае возникает сомнение в полезности этого самого права собственности. Приватизация квартир и право собственности на них позволяет отобрать эту собственность, что было невозможно тогда, когда квартира находилась в найме.
Хотя сегодня даже квартира в найме не спасёт никого от квартирных рейдеров. Уже множатся случаи принуждения рейдерами людей к приватизации квартиры, а затем её отъём у собственника.
Одна из проблем чиновника – это то, что чиновник не понимает, что права одного заканчиваются там, где начинаются права другого и задача государства уравновесить интересы сторон, не доводя их до конфликта. Люди на службе у государства не просчитывают социально-политические риски проблем с жильём, впрочем, не только с жильём.
Гражданская война идёт не на улицах, а на квадратных метрах квартир не только Москвы, но и Питера и других крупных городов. Недальновидно полагать, что она не выплеснется на улицы или её кто-то сознательно туда не выплеснет.

P.S. Статья написана исключительно в целях помощи президенту РФ в устранении нарушений законов и госпрограмм, как ответ на поставленную им задачу: «Создать негативный образ рейдерства – задача общественных организаций».
Елена Евсеева. 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Записи