Наши люди доверчивы, а мошенничество убивает прежде всего доверие людей друг к другу, и к государству, которое не может защитить от мошенников.

Супруги Ивановы, пенсионеры, живут в Волгограде.

В 2010 году обстоятельства сложились таким образом, что им срочно потребовалась небольшая сумма в 100 тысяч рублей.

Они не стали беспокоить дочь и сына и решили действовать самостоятельно. Их старый знакомый, который уже скончался, вызвался им помочь найти людей, которые смогут одолжить им деньги.

Для этого, как объяснил знакомый, им надо было  прибыть к зданию Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области, расположенного по адресу: город Волгоград, улица Мира, 19а, где их будет ожидать ранее незнакомый молодой человек по имени Богдан.

Знакомый пояснил, что супругам  необходимо иметь при себе свидетельства на принадлежащие им по 2/3 доли собственности в однокомнатной квартире, которую они купили более 10 лет назад, в которой были постоянно зарегистрированы и жили в ней. Им объяснили, что это необходимо для оформления залога (не продажи) с целью так называемой «подстраховки» возврата денежного долга.

Супруги, конечно, не собирались продавать собственную квартиру, поскольку это было их единственное жильё, кроме того, 1/3 доли в квартире принадлежала нашей дочери Ивановых, живущей в Москве.

У  здания Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области, их действительно встретил молодой человек по имени Богдан, с которым Ивановы  проследовали к служебному кабинету главного специалиста-эксперта Щеткова С.В.

Здесь, они  передали собственные свидетельства о регистрации права собственности на доли в своей  квартире девушке, которую видели первый и единственный раз.

Поговорив с Щетковым С.В., девушка снова обратилась к супругам Ивановым и сообщила о том, что специалист-эксперт Щетков С.В. отказывается подписывать документы с такой низкой оценкой — 100 000 рублей.

Необходимо написать расписку на большую сумму — 800 000 рублей, которую они собственноручно и составили под её диктовку. Через непродолжительный период времени их пригласили в служебный кабинет Щеткова С.В., в котором последний передал супругам на подпись несколько документов, с которыми не дал ознакомиться, после чего выдал на руки расписку в получении документов.

Никаких других документов, кроме двух свидетельств о регистрации прав собственности на доли в нашей квартире Щеткову С.В. супруги Ивановы  не предоставляли, и  на руки ничего, кроме расписки в получении этих документов, они не получали. Как и не получали никаких денег по написанной  собственноручно расписке.

Специалист-эксперт Щетков С.В.  не пояснил, что Ивановы, таким образом, заключили договор купли-продажи собственной квартиры.

Напротив, их ввели намеренно в заблуждение, пояснив, что написав расписку на 800 000 рублей, они просто со своей стороны гарантируют возврат денежного долга в 100 000 рублей.

Ивановых заверили  в том, что для них ничего не изменится, и они так и останутся проживать в своей  квартире на постоянной основе, просто  «кредиторы» «подстраховываются» и заключение подобного договора является обычной формальностью.

Ивановых это не насторожило, поскольку никаких других правоустанавливающих документов (технический паспорт на квартиру, справки об отсутствии обременений и прочие) они  не предоставляли, технический паспорт на  квартиру до настоящего времени находится у них, что подтверждается распиской регистрирующего органа.

Супруги  остались проживать в собственной однокомнатной квартире, в течение 2011-2012 года исправно выплачивая ежемесячно по 10 000 рублей кредиторам.

Весной  2013 году к супругам домой прибыли два молодых человека и одна женщина. С ними разговаривал  сын Ивановых, который в этот момент находился у них дома.

Один из молодых людей представился Скуратовым А.С., женщина — риэлтором. Скуратов А.С. передал сыну копию, составленной нами в помещении Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Волгоградской области расписки на получение 800 000 рублей. Также копию договора купли-продажи и копию передаточного акта, копию свидетельства о регистрации права на  обще долевую собственность 2/3 нашей квартиры на его имя.

Скуратов А.С. потребовал в ультимативной форме либо покинуть квартиру, либо вернуть уже согласно имеющейся расписке не 800 000 рублей, а 1 700 000 рублей,  пообещав возвратиться через месяц для получения от нас ответа.

После этого Скуратов А.С. встречался и разговаривал с  сыном супругов Ивановых ещё два — три раза и выдвигал те же требования, причем неоднократно намекал, что сумма, которую необходимо будет отдать, с каждым днем увеличивается.

Естественно, что 31 декабря 2010 года в помещении Росреестра по Волгоградской области в процессе незаконной регистрации специалистом-экспертом Щетковым С.В. сделки купли-продажи  квартиры Ивановых, при подписании правоустанавливающих документов Скуратов А.С. не присутствовал.

Несмотря на это, что в  договоре купли-продажи долей  квартиры загадочным образом обнаружилась личная подпись последнего с расшифровкой.

Позже к супругам опять  домой снова прибыл Скуратов А.С., с ним был  незнакомый молодой человек, женщина, представившаяся риэлтором, а также участковый уполномоченный полиции ОП №2 Управления МВД России по городу Волгограду старший лейтенант полиции Каипов Нариман Хисиметдинович, осуществляющий свои должностные обязанности на административном участке №4.

Скуратов А.С., предъявив Ивановым незаконно выданное свидетельство о праве собственности на 2/3 доли в праве на  квартиру, потребовал от них немедленного выселения. Ивановы разъяснили, что намерены обращаться в полицию с заявлением о мошенничестве. Компания ретировалась.

Ивановы написали заявление в ОП № 2 г.Волгограда.

Однако,  29 октября 2013 года, не известив Ивановых  о дате рассмотрения гражданского дела и его обстоятельствах, Краснооктябрьский районный суд города Волгограда вынес судебное решение об удовлетворении иска Скуратова А.С. о выселении Ивановых и признании их утратившими право на пользование жилым помещением.

Суд проигнорировал то, что 1/3 доли принадлежит дочери Ивановых, хотя в выписке из Росреестра это обстоятельство было указано.

Решение суда Ивановы получили по почте.

Скуратов А.С. дважды, 18 и 23 июня 2014 года, совместно с судебным приставом-исполнителем и неоднократно упомянутой женщиной — риэлтором являлся к Ивановым с требованием о выселении.

В январе 2015г дочь Ивановых подарила им свою 1/3 доли и после двух судов через 8 месяцев   супруги вновь  вселились  с приставами в свою квартиру.

Но в квартире через два месяца после вселения появилось три новых собственника.

Оказывается,  Скуратов перепродал  2/3 доли в праве в общедолевой собственности в виде однокомнатной квартиры трем своим друзьям (по 2/9 доли на каждого).

Сделка фиктивная, завышенную цену написали 1 700 000 рублей для того чтобы Ивановы не смогли воспользоваться первоочерёдностью для выкупа своих долей. Якобы Скуратов А.С. посылал им  телеграммы с предложением выкупа, хотя они их не получали.

29.03.2016 г. состоялся суд о  вселении и нечинении  препятствий для вселения этой троицы. Об определении  порядка пользования  жилплощадью они не требовали. Суд троицу вселил.

Ивановы, конечно, подали апелляцию в обласной суд, но надежды у них нет.

Они не представляют, как это можно будет жить  с тремя посторонними молодчиками в одной комнате?

Адвокатов нанимать у пенсионеров уже нет денег и так потратили 60 000 р.

Во всех договорах  о купле-продажи  долей в праве на квартиру Ивановых отсутствует указание метража жилой площади и не указано, что 1/3 принадлежит еще кому-то.

В заявлениях о госрегистрации их  подписи поддельные, а расшифровка подписей напечатана на компьютере, а должно быть написано нашей рукой.

При первой сделке, когда госрегистратор приостановил ее, уведомление было послано на  старый адрес Ивановых, по которому они не проживаем с декабря 2007

Вообще с  квартирой супругов Ивановых творится что-то странное.

В кадастре компьютер не внес их адрес, в суде ошиблись с номером квартиры.        Телеграммы в сделках без уведомления и супруги их не получали.

Прокуратура занимается делом Ивановых уже три года. Полиция  отказывает супругам в возбуждении уголовного дела, а прокуратура отменяет их решения и даёт им новые указания.

Как всегда этим делом занимаются участковые, у которых нет на это полномочий. Возбудить уголовное дело или отказать в возбуждении уголовного дела может только следствие либо дознание.

Ивановы  настояли на проведении подчерковедческой экспертизы. Пока результатов нет. От детектора лжи Скуратов отказался.

Жалоба на судебное решение о вселении в однокомнатную квартиру пенсионеров Ивановых будет рассматриваться в апелляционной инстанции 10 августа 2016 года.

 

Наши комментарии:

 В этой истории безусловное мошенничество, вымогательство, явный сговор сотрудника Росреестра с квартирными рейдерами. Проверка, как мы видим, продолжается уже 3 года, хотя все обстоятельства и доказательства вполне очевидны. Это обычная история в делах квартирных рейдеров – полиция бездействует.

Бездействует она в ожидании того, что решат гражданские суды. Потом сошлётся на их решение и откажет в возбуждении уголовного дела. Хотя Конституционный суд РФ давно указал на то, что это незаконно. И разъяснил почему, обязав проводить расследование по уголовным делам, невзирая на решения гражданских судов.

К сожалению, полицейские сами часто участвуют в квартирном рейдерстве. Дело участкового Макарова, последние аресты на Петровке 38, в Следственном комитете – результат многолетнего пренебрежения к обращениям граждан с заявлениями на бесчинства квартирных рейдеров.

Абсолютно непонятна позиция судьи Краснооктябрьского районного суда Волгограда  Языниной С.Г.,  вселившей трёх молодцев к пожилой паре в однокомнатную квартиру.

Судебная практика, особенно в отношении однокомнатных квартир, складывается как недопущения вселения третьих лиц в квартиру к титульным собственникам, то есть к тем, кто приватизировал или купил квартиру как единый объект для семьи по единому договору. Несмотря на то, что у рейдеров имеется свидетельство о праве собственности на долю в праве на квартиру.

Отказ во вселении суды обосновывают следующим образом:

— в квартире невозможен выдел доли в натуре;

— рейдер не является членом семьи совладельцев квартиры;

— рейдер знал, что реальное совместное пользование квартирой невозможно, оно нарушило бы права и интересы совладельцев, ухудшив их жилищные условия;

— из содержания ст.247 ГК РФ следует, что участник общей долевой собственности на жилое помещение не обладает безусловным правом на вселение, а следовательно, и на пользование общим имуществом;

— рейдеры злоупотребляют правом.

 

Недавно было вынесено абсолютно законное и остроумное решение суда.

Рейдерша захватила ½ доли в праве на однокомнатную квартиру.

Подала в суд на вселение в эту квартиру.

Совладелица квартиры, родственник которой незаконно продал свою долю рейдерше, подала встречный иск о принудительной денежной  компенсации за долю рейдерше.

Суд отказал рейдерше во вселении.

Суд отказал титульной владелице компенсировать стоимость доли рейдерше.

Таким образом, рейдерше не удалось вселиться.

Она будет вынуждена платить за квартиру и собственность.

Она не получит компенсацию за долю.

Суд следовал букве закона, отказав в принудительной компенсации, так как в законе сказано, что компенсация допускается только по желанию совладельца доли, а рейдерша возражала против компенсации.

Суд не мог признать ½ квартиры ничтожной долей и поэтому не мог применить нормы и правила статьи о принудительной компенсации.

Женщина теперь может спокойно жить в своей квартире, не опасаясь подселенцев.

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *