Жила была семья Савиных в двухкомнатной кооперативной квартире, построенной в советский период. Как и большинство из нас, не задумываясь о смерти и не вникая в то, что может случиться с родными людьми после.

Матери на правах собственности после введения закона о приватизации стала принадлежать вся квартира, сын женился и его  жена, Татьяна Савина  выкупила у своей свекрови половину квартиры, чтобы полноценно участвовать в общесемейных расходах.

Татьяна закончила МГИМО, её муж – переводческий факультет, родилась дочь.

Никто и не подозревал того, что вскоре, после смерти матери мужа Татьяны, для семьи начнётся кошмар.

По ¼  доли в этой обычной московской квартире в 5-ти этажном старом кооперативном доме  по наследству получил не только муж Татьяны, но и его сводный брат, который никогда в квартире не жил.

Вот с этого момента начинаются чудеса.

По закону государства российского, «наследник, постоянно пользовавшийся неделимой вещью (статья 133), входящей в состав наследства, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли этой вещи перед наследниками, не пользовавшимися этой вещью и не являвшимися ранее участниками общей собственности на нее».

Проще говоря,  сводный брат был обязан обратиться за компенсацией к своему брату. Если договориться о сумме не получилось бы, то он должен был обратиться в суд с иском о компенсации ему стоимости его наследственной доли.

Однако,  он продаёт свою ¼ доли по 1/8 братьям Бондаренко, которые известны как скупщики долей и выживальшики в социальной сети  группы москвичей, столкнувшихся с квартирным рейдерством. Сам он уезжает за пределы Москвы и внезапно умирает при странных обстоятельствах, что тоже типично для схемы захвата квартир рейдерами. Как сообщают правоохранительные органы гиблое место для продавцов своих долей в квартирах и квартир – это город Алексин , Тульская область и другие интересные места нашей необъятной страны, где так легко затеряться и сгинуть.

Потом один из братьев Бондаренко продаёт другому 1/8 своей доли в праве на квартиру и становится владельцем ¼ доли.

Савины попытались оспорить эти явно ничтожные сделки в Гагаринстком суде. Но судья Шевченко им в иске отказал, закрепив незаконные действия квартирных рейдеров Бондаренко и, практически благославив их от имени государства, на дальнейший беспредел, который они устроили. А заодно, своим решением превратил отдельную квартиру Cавиных в барак.

Решение судья выносит исходя из своих убеждений. Судья Шевченко, действующий от имени государства,  убеждён, что вселение посторонних людей в квартиру к семье титульных собственников, их прав на не нарушает, что при таких обстоятельствах,  возможно избежать вмешательства в частную жизнь семьи, охраняемую Конституцией РФ и международным правом.

Дальше события развиваются по несколько усложнённому сценарию, несколько отличному от типичного захвата квартиры рейдерами.

Дом сносят. Департамент жилищной политики помогает рейдеру Бондаренко зарегистрироваться в квартире и вселиться в неё. Следует череда судебных разбирательств, при которых и суды и ДЖП выступают на стороне рейдера Бондаренко.  Бывшая председатель Гагаринского суда  прямо заявляет Татьяне Савиной, что она будет жить в коммуналке, что у Бондаренко тоже есть право пользоваться  квартирой семьи Савиных, и что они намерены выделить рейдеру комнату для проживания.

Весь 2013 и 2014 год идёт настоящая чехарда. То департамент жилищной политики через своего представителя заявляет, что готов пойти нам навстречу и предоставить квартиру большей площади, но всё с тем же Бондаренко. Бондаренко говорит, что у него есть договорённость с департаментом и Савины  в накладе не останутся, приняв большую квартиру. Савины отказываются, и в ход идут угрозы вселением братьев Бондаренко вселением в их новую квартиру и тем, что им создадут такие условия, при которых они сами сбегут из квартиры.

Собственно, подобные схемы также известны и достаточно просты.

В квартирах домов, которые подлежат сносу, покупают доли посторонние лица, которые не являются членами семьи. Департамент предлагает таким содольщикам расселиться, но с доплатой по госцене за лишние метры в отдельной квартире. Затем квартира продаётся, рейдер получает вознаграждение, остальную сумму от продажи всей квартиры получает коррумпированный чиновник ДПЖ.

Но с Савиными видно, что-то не заладилось.

Из суда пропадают иски Департамента. Подаются иски о вселении брата Бондаренко, который не является собственником, из исков Савиных просят убрать почему-то Росреестр и не привлекать его в качестве третьего лица, хотя это обычная практика, так как только Росреестр может предоставить в суд пакет правоустанавливающих документов на собственность. В этом пакете находятся все сведения и документы – доверенности, договоры, фамилии регистраторов, свидетельства о собственности, данные на продавцов и покупателей.

Затем Департамент, озабоченный проблемами братьев Бондаренко, просит суд признать право брата пользоваться ВСЕЙ квартирой Савиных. Это абсурдное требование тоже затем пропало.

В результате суд выносит решение: Савиным не чинить препятствий в пользовании квартирой братишкам.

Семья Савиных немного успокаивается, так как по закону для того, чтобы вселить совладельца, суд должен вынести решение о вселение и определении порядка пользования квартирой, а решение о нечинении препятсвий не предполагает вселение в квартиру. Приставы возбуждают исполнительное производство только когда есть фраза о вселении и определён порядок пользования, тогда они и вселяют в помещение, пользование которым судом определено.

Закон при возникновении спора совладельцев, позволяет пользоваться  только той частью помещения, которая соразмерена доле, и только в том случае, если её возможно выделить в натуре.

Комната в квартире не является выделенной в натуре долей. Выдел доли в натуре допускается в том случае, если возможно разделить места общего пользования и сделать отдельный вход в квартиру, то есть создать вторую квартиру.

Но Бондаренко, уже сменивший фамилию на Якимов, при поддержке полицейских ОВД «Обручевский», спиливает двери, врывается в квартиру к Савиным, вышвыривает их вещи из большой комнаты, заселяется туда вместе с братом.

С этого момента начинается классическая схема выживания людей из квартиры рейдерами. Татьяна фиксирует это на своих страничках в фейсбуке.

В комнате, захваченной братьями, они  удерживаются вещи и документы Савиных. Между делом братья ходят по квартире и писают и какают по углам, провоцируют на ссоры, толкаются, говорят гадости, бахвалятся тем, что у них всё схвачено как в судах, так и в других местах, ответственных за наше с вами качество жизни. Постоянно затевают склоки.

Недавно мировой судья  Баранова определила в пользование братьям маленькую комнату, подарив им с барского плеча 6 квадратных метров, потому что в квартире нет помещения соответствующего доле братьев. Да, если бы и было, это значения не имеет, так как данная квартира неделимая вещь и выделить в ней долю в натуре невозможно по техническим причинам.

Поэтому сейчас судебная практика складывается как отказ рейдерам во вселении в квартиру и определении порядка пользования, даже если у них большая доля.  Суды разъясняют, что право выбора гражданином места жительства не должно порождать нарушение прав собственников жилых помещений на их использование по своему усмотрению, тогда как право на вселение для стороны в силу ст. 247 ГК РФ не является безусловным.

Однако, у некоторых судей Гагаринского суда особое мнение.

Апелляционную жалобу на противозаконное решение мирового судьи оставили в силе. Бондаренко-Якимов в суде жалостливо рассказал, что у него ещё родилась дочь в гражданском браке, которая будет жить в этой комнате, а мать будет приходить её кормить. В квартире также зарегистрирован несовершеннолетний сын братьев, их семья определена судом как два брата и ещё мальчик.

Практически сразу после того, как решение мирового судьи было оставлено в силе, братья закрыли в ванной мужа Татьяны Савиной, избили его и стали выбрасывать из маленькой комнаты вещи супругов, а сами переселились в маленькую комнату.  По закону, вселять братьев в маленькую комнату  должны были  приставы после возбуждения исполнительного производства, после выдачи судом исполнительного листа.

Один из любимых классических  приёмов  рейдеров – вселять и регистрировать в квартирах несовершеннолетних детей. Для этого специально могут нанимать на работу выживальщиками многодетные семьи, брать детей из детских домов, нанимают матерей с детьми- инвалидами.

Но что-то с младенцем видно у братьев не заладилось опять. Он не появился в квартире. Возможно, малыш оказался спокойным ребёнком и на роль крикливого выживальщика не годился.

Поэтому вчера в квартире Савиных появилась агрессивная новоиспечёння новобрачная — семидесятилетняя жена сорокалетнего брата, в образе цыганки. У неё на руках было свидетельство о браке и доверенность на распоряжение долей в праве на квартиру, подписанное нотариусом.

Пришлось вызвать полицию, участкового. Ехать никто не хотел. И участковый, и начальник участковых дружно запели поднадоевшую уже на всём огромном пространстве России песню о том, что они, рейдеры,  де тут на всё имеют право. А начальник всех участковых ОВД «Обручевское», блеснув эрудицией, заявил, что Татьяна Савина должна соблюдать женевскую конвенцию о воссоединении семей. О как!

После неимоверных усилий по принуждению Татьяной  Савиной полицейских к выполнению их прямых обязанностей, полиция приехала и даже произвела кое-какие необходимые действия. Новобрачную им увидеть не удалось (много потеряли), она заперлась в комнате и не выходила.

Сегодня с утра, поняв, что ни младенец, ни новобрачная не испугали семью Савиных, Якимов-Бондаренко приступил к следующему этапу выживания. Он стал сдирать и пытаться передвинуть кухонную мебель Савиных, а на это место приколотить полочки и палочки, опять возопив, что тут всё вокруг его. Это тоже классика. Некоторые рейдеры уносят двери, отвинчивают газовые плиты, или ходят в туалет с молотками, которые выпадают из широких штанин и разбивают унитазы, затевают ремонт и т.п.

Действия по принуждению полицейских к выполнению их обязанностей Татьяне Савиной пришлось опять повторить.

Похоже, что ОВД «Обручевское» живёт в каком-то другом измерении, по другим законам. Может провал во времени? Или они задерживают исключительно покимонов?

В деле семьи Савиных давным-давно есть все признаки самоуправства, хищения и порчи имущества, вымогательства, мошенничества. Однако, уголовное дело до сих пор не возбуждено. Такое впечатление, что хотят использовать тоже старую и всем известную классическую схему. Подождать, когда закончатся гражданские суды, чтобы заявить, что раз есть решения не в пользу семьи Савиных, значит уголовное дело возбуждено не будет. И кто-нибудь при этом сошлётся на статью 90 УПК РФ. Напрасно. Конституционный суд давно разъяснил, что не стоит этого делать.

Между тем, мы, народ знаем, что год назад было объявлено о том, что сотрудники полиции ЮЗАО получат методические рекомендации по борьбе с рейдерскими захватами квартир.  Это решение было принято в ходе совещания по противодействию квартирному рейдерству в УВД по ЮЗАО.

«Мы готовы это обличить в форму документа и направить в виде методических рекомендаций для использования ОВД», — сказал прокурор ЮЗАО, старший советник юстиции Олег Левченко.

Данное предложение получило поддержку начальника УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по Москве, полковника полиции Юрия Демина. Он отметил, что необходимо также создать рабочую группу, в состав которой должны войти депутаты Мосгордумы и сотрудники окружной прокуратуры.

По его словам, после подготовки соответствующей инструкции она будет отправлена в правоохранительные органы, где будет изучена и принята к исполнению. «Любой отход от этой инструкции будет рассматриваться как предательство интересов службы», — сказал Ю.Демин.

Прошёл год и два месяца после этого замечательного совещания. Но воз и ныне там. Правовая некомпетентность полицейских просто зашкаливает. Или тут что-то другое?

Елена Евсеева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *