«Российская власть должна держать свой народ

в состоянии постоянного изумления».

Салтыков-Щедрин

 

И власти в России прекрасно удаётся держать народ в полнейшем изумлении, доходящим до восторга от полного отсутствия понимания чиновниками простых элементарных вещей!

Взять нашу многострадальную тему квартирного рейдерства, о которой СМИ сообщают каждую неделю.  Один  полицейский всю семью порешил из-за их комнаты в квартире, аккуратно разложив по полкам в холодильнике куски тел, другой полицейский возглавил группу, занимающуюся отъёмом у граждан их жилья. Рейдеры друг друга передавили автомобилями, выгнали на улицу семьи с детьми, пожилых людей, а одинокие и не очень граждане пропали в бескрайных просторах страны.

Живописно, ничего не скажешь. Тут тебе и ЭФФЕКТНЫЕ «картинка» во весь экран и драматические разборки с криками.

Ещё в стране появились мистические «резиновые» безразмерные  квартиры, ну совсем как нехорошая квартира в «Мастере и Маргарите» у Булгакова – может вместить до нескольких сотен голов различной нечисти.

Люди теперь живут в бараках и ночлежках, в которые превращены их квартиры и дома.

Однако, нашу власть это не смущает, и она считает это вполне естественным и законным.

Вот тут наметилось противоречие с мнением народа, который, если верить Конституции, является единственным источником власти в стране.

Народ, верный костным традициям старины глубокой и не очень, по-прежнему считает, что жить надо семьёй в доме или квартире, без посторонних людей, а ночлежки остались только в пьесе Максима Горького «На дне». Барак — это временное жилище при экстремальных ситуациях, а коммунальные квартиры были порождены временными экономическими трудностями страны.

Не может народ никак растолковать чиновникам, чем часть недвижимости отличается от доли в праве на недвижимости. Просто общероссийская беда какая-то.

целое и части

Осуществили исследовательский проект. Последовательно обращались в различные госструктуры с письмами, в которых было разъяснено со ссылками на статьи закона, что для того, чтобы продать недвижимость, надо знать, где проходят границы этой недвижимости, проще говоря – стены, какова площадь недвижимости, её кадастровый номер.

Пытались объяснить, что нельзя принудительно вселять посторонних людей в отдельные квартиры. Жилище это не только объект экономики — это социальный объект. В обороте на рынке недвижимости не могут быть не выделенные в натуре доли.

То есть, ежели приобретаешь товар, то надо знать его характеристики. Вроде бы должно быть понятно всем людям без исключения, поскольку все мы покупатели, приобретатели, потребители.

Рынок недвижимости – это рынок товаров с индивидуальными характеристиками.

Здравомыслящему человеку понятно, что у доли в праве на квартиру нет границ и неизвестно, где она находится в квартире, и характеристик никаких у неё нет, кроме дроби.

Можно купить или продать квартиру, а не долю в квартире. Доли – это внутренняя валюта семьи, величина которой зависит от вклада в общее хозяйство.

Но представители власти считают, что дробь, которой обозначена доля в праве на недвижимость, может участвовать в обороте на рынке недвижимости и быть предметом договора. Видно путают с акциями, с долей в ООО, ОАО и другими формами бизнеса. Оно и понятно – у богатых свои привычки…

Определить и понять делимая али неделимая вещица – это и вовсе задача повышенной сложности для сотрудников госструктур. Хотя и закон вроде бы понятно написан – неделимой считается вещь, из которой нельзя сделать две равноценные вещи. Значит, если из квартиры нельзя сделать две квартиры, то это неделимая вещь. Если можно – то делимая.

Правила раздела таких вещей разные. В законе всё логично, писан-то он с немецкого в 1996 году.

Совладельцы неделимых вещей реализуют свои права на раздел имущества путём компенсации за их долю от других совладельцев, и никак иначе.

Совладельцы делимых вещей, где доля является выделенным фрагментом имущества, реализуют свои права на распоряжение долей по другим правилам: надо сначала предложить имущество совладельцам, в случае отказа приобрести долю  –  выставить на продажу.

Не понимают!

Мы уже и так и этак,  со словами и без слов…

Просили  полицию провести следственный эксперимент – найти долю в комнате или в квартире. Отказываются.

В суде просили найти долю в зале судебного заседания по числу присутствующих лиц. Судьи отказываются.

В Росреестре просили – нас просто выгнали с приёма.

В нотариате — так  ничего не поняли вообще.

Мы спрашиваем – где границы доли и где она находится, как это отражено в тексте договора продажи доли или её дарения?

Они отвечают – собственник имеет право делать со своей собственностью что хочет.  ИЗУМИТЕЛЬНО!

Такой тип ответа называется паралогией или мимоговорением. Это психическое заболевание.

В народе этот диагноз давно известен под термином – в огороде бузина, а в Киеве дядька.

P.S. Считаем, в квалификационные требования к поступающим на госслужбу, необходимо включить этот простой вопрос — что такое доля в вещи и что такое часть вещи. Это важно. Непонимание отличия доли от части, делимого от неделимого,  уже привело к квартирному рейдерству, коррупции, формированию теневого капитала, увеличения недоверия к власти и профессионализму её представителей. Просто страшно становится, если представить себе как будут решаться более сложные задачи сотрудниками, не способными отличить долю от части, долю от целого.

 

Елена Евсеева

1 комментарий: ИЗУМИТЕЛЬНО!

  • Тимофеева Наталья говорит:

    Так длится это давно, давнее некуда, а значит, вполне себе реально и законно. На фоне уничтожения белой расы вполне оправданные действия. Или сами себя уничтожим, или нас уничтожат, разницы никакой.

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *