Мосгосуд отказал скупщикам долей во вселении в двухкомнатную квартиру и определение порядка пользования

Очень показательное определение вынесли судьи Московского городского суда 14 мая 2019 года по делу известных скупщиков долей из Перми, Тайсина Э.А. и Мординой Н.Е., которых в судах постоянно представляет руководитель их деятельности Антон Кондырев.

Судьи тут очень грамотно обосновали отказ во вселении в двухкомнатную квартиру покупателям не выделенных в натуре долей, хотя ранее суд первой инстанции вынес решение о вселении и определении порядка пользования квартирой, предоставив им в пользование маленькую комнату в 13 метров, хотя они просили 30-метровую, сославшись на то, что покупатели доли злоупотребляют свои правом,  профессионально занимаются риэлторской деятельностью по скупке долей без цели проживания в квартире, и понимают, что совместное пользование квартирой с посторонними людьми невозможно.

Советуем всем, кто столкнулся с подобной ситуацией, дверь спилили, квартиру заняли посторонние люди, полиция не возбуждает уголовное дело по факту самоуправства, распечатать это решение суда и просветить нашу полицию, которая делает вид, что не знает о том, что судебная практика давно сложилась в большинстве случаев, как отказ во вселении в отдельную квартиру к приоритетным совладельцам покупателей долей, не являющихся членами семьи.

Извлечение из апелляционного определения № 33-13178/19 Московского городского суда.

Удовлетворяя заявленные Мординой Н.Е., Тайсиным Э.А. исковые требования, суд исходил из того, что данные лица являются сособственниками спорного жилого помещения, имеет права в отношении этого жилого помещения наравне с Новаковской О.С., в связи с чем их требования подлежат удовлетворению.

Однако, при этом, положения ст. 209, 247 ГК РФ, на которые суд сослался при вынесении решения, по существу судом первой инстанции к спорным правоотношениям правильно применены не были.

При вынесении решения суд не учел, что согласно статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

При наличии нескольких собственников спорного жилого помещения положения статьи 30 ЖК РФ о правомочиях собственника жилого помещения владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением подлежат применению в нормативном единстве с положениями статьи 247 ГК РФ о владении и пользовании имуществом, находящимся в долевой собственности.

На основании статьи 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

В силу статьи 1 ЖК РФ граждане, осуществляя жилищные права и исполняя вытекающие из жилищных отношений обязанности, не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан.

По смыслу приведенных норм, применительно к жилому помещению как к объекту жилищных прав, а также с учетом того, что жилые помещения предназначены для проживания граждан, то в отсутствие соглашения сособственников жилого помещения о порядке пользования этим помещением участник долевой собственности имеет право на предоставление для проживания части жилого помещения, соразмерной его доле, а при невозможности такого предоставления соответствующее правомочие собственника может быть реализовано иными способами, предусмотренными законом на основании статьи 12 ГК РФ, предусматривающей способы защиты гражданских прав.

В соответствии со статьей 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Соответственно, право выбора гражданином места жительства не должно приводить к нарушению прав иных сособственников жилых помещений.

Таким образом, участник общей долевой собственности на жилое помещение не обладает безусловным правом на вселение в него и, следовательно, на проживание в этом жилом помещении.

Реализация сособственником правомочий владения и пользования жилым помещением, находящимся в долевой собственности, зависит как от размера его доли в праве собственности на жилое помещение, так и от иных конкретных юридически-значимых обстоятельств.

В силу статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

Таким образом, с учетом конкретных обстоятельств дела, принимая во внимание требования разумности, добросовестности и справедливости, закон допускает установление судом приоритетной защиты прав одних сособственников по сравнению с правами других сособственников для обеспечения именно законных интересов каждой из сторон в целях пресечения злоупотребления правом в отношении владения и пользования жилым помещением в любых формах.

Названный исключительный правовой случай, как установлено судебной коллегией, явно имеет место в рамках настоящего гражданского дела.

Из дела видно, что доля в праве собственности на спорное жилое помещение приобреталась на имя Мординой Н.Е., Тайсина Э.А. не для личного или семейного использования и не для постоянного проживания, а в рамках экономической риэлторской деятельности, осуществляемой указанными лицам как в городе Перми, так и в городе Москве, в ходе которой Мординой Н.Е. и Тайсиным Э.А. систематически осуществляется приобретение и продажа долей в различных объектах недвижимости, что вызывает серьезные конфликтные отношения между ними и их представителями с иными сособственниками соответствующей недвижимости.

Данное обстоятельство подтверждено многочисленными выписками из ЕГРН, обращениями в органы внутренних дел, копиями судебных постановлений и иными материалами дела, как собранными в ходе производства в суде первой инстанции, так и представленными в суд апелляционной инстанции, принятыми судебной коллегией в качестве дополнительных доказательств по делу по правилам ст. 327.1 ГПК РФ и п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» от 19 июня 2012 года № 13, поскольку в данной части юридически-значимые обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции были определены неправильно.

В настоящем случае порядок пользования спорной квартирой при вселении Новаковского В.С. по предыдущему решению суда определен не был.

Новаковский В.С., продавший Мординой Н.Е., Тайсину Э.А. долю в праве собственности на квартиру, на момент ее отчуждения в данной квартире фактически не проживал, сохраняя регистрацию по месту жительства по иному адресу.

Тем самым, еще до приобретения доли в праве собственности на квартиру Мординой Н.Е., Тайсину Э.А. заведомо должно было быть известно о наличии объективных препятствий для проживания в данной квартире с учетом прав и законных интересов Новаковской О.С., осуществляющей права собственника этой квартиры, с которой у Новаковского В.С. сложились конфликтные отношения.

Никаких объективных данных относительно фактической заинтересованности Мординой Н.Е., Тайсина Э.А. в пользовании указанной жилой площадью, в материалах дела не содержится.

Доводы о том, что именно доля в спорной квартире, в отличие от многочисленных долей в других объектах недвижимости, приобретена Мординой Н.Е., Тайсиным Э.А. для постоянного проживания, не могут быть приняты во внимание, так как носят характер общего рассуждения, достоверность которого ничем объективно не подтверждена.

Порядок пользования спорной квартирой на момент приобретения Мординой Н.Е., Тайсиным Э.А. доли определен не был; на момент приобретения доли квартиры Мордина Н.Е., Тайсин Э.А. имели регистрацию по постоянному месту жительства по иным различным адресам; приобретение и отчуждение ими долей в объектах недвижимости носит системный характер; согласно руководящим разъяснениям Европейского Суда по правам человека «множество доступных фактов составляет достаточное фактическое основание для утверждений» (дело «Красуля против Российской Федерации»).

Последующее изменение Тайсиным Э.А. места регистрации на адрес спорной квартиры также по существу носило формальный характер, поскольку спиливание двери в квартиру и иное повреждение имущества само по себе о фактической заинтересованности в пользовании жилой площадью, с учетом конкретных обстоятельств, свидетельствовать не может.

Мордина Н.Е., Тайсин Э.А. при приобретении доли в подобной квартире по правилам ст. 1, 10 ГК РФ заведомо должны были осознавать невозможность фактического пользования ими названной долей с учетом конкретных обстоятельств, сложившихся в отношении этой жилой площади.

Изложенные обстоятельства в своей совокупности дают фактическое и правовое основание для того, чтобы расценивать требования Мординой Н.Е., Тайсина Э.А. о вселении, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением, определении порядка пользования жилым помещением, обязании выдать ключи, взыскании судебных расходов в качестве явного злоупотребления правом с их стороны, направленным на сознательное нарушение и умаление жилищных, гражданских и иных прав другого сособственника квартиры.

При таких данных, названное решение суда в части удовлетворения иска Мординой Н.Е., Тайсина Э.А. является явно необоснованным (ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), а равно принято с существенным нарушением приведенных норм материального права, в связи с чем также не может быть признано законным и подлежит в этой части отмене в апелляционном порядке с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска Мординой Н.Е., Тайсина Э.А. по ранее приведенным мотивам.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тверского районного суда города Москвы от 16 октября 2018 года – отменить в части удовлетворения иска Мординой Н*Е*, Тайсина Э*А*; принять по делу в данной части новое решение; в удовлетворении иска Мординой Н*Е*, Тайсина Э*А* к Новаковской О*С* о вселении, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением, определении порядка пользования жилым помещением, обязании выдать ключи, взыскании судебных расходов – отказать; в остальной части решение Тверского районного суда города Москвы от 16 октября 2018 года – оставить без изменения.

3 мысли по поводу “Мосгосуд отказал скупщикам долей во вселении в двухкомнатную квартиру и определение порядка пользования

  1. Если суды не будут вселят рейдеров в квартиры,где проживает семья, то доли будет невыгодно покупать .

  2. Очень грамотное решение. Судбя собрал все аргументы против рейдеров. Браво!!!!

  3. Если судебная практика будет складываться, как отказ во вселении в отдельную квартиру к приоритетным совладельцам новых покупателей долей, не являющихся членами семьи, доли невыгодно будет покупать. Нормальные люди их и так никогда не покупают. Доли покупают только мошенники и бандиты, которые надеются на то, что им удастся завладеть квартирой целиком.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *